Первый Куплет:

По асфальту мимо цемента,

Избегая зевак под аплодисменты.

Обитатели спальных аррондисманов,

Социального дна, класс и нац. элементов.

Мимо зданий муниципального центра,

Из статуи вице-мэра насвистывая концерты.

Я спускаюсь беспрецедентно оправданный,

Лицемерно помилованный, 30-ти летний.

Бля, меня явно любит вселенная,

Не знай меня все, я вряд ли бы уцелел там,

Но видимо мэру надо улице бедной продать.

Было милосердие да правосудие щедрое, хер знает,

Я живой — спасибо фортуне.

Я балансирую через пропасти на ходулях.

Иду сутулясь и подпрыгиваю,

Как дурень сквозь судьбы и бури к неуловимой Ultima Thule.

Я думал время вышло, вымя выдоено,

На дороге рытвины и выбоины,

Валуны и глыбы на моей тропе меж мира войны.

Одни считают, что я сильно хитровыебанный,

Другие — видят во мне наивный мир игр и книг.

Ты пойми, я гибрид, я вырос и таким и таким.

Я не был задуман для света софитов, интриг,

И адреналина, выбор линии судьбы нахитрит.

Я просто годами писал и смотрел в окно,

Зачеркивал, стирал, неустанно толстел блокнот.

Хрупкие миры распадались во тьме на стол,

Покуда мертвые кумиры взирали со стен во двор.

Я был один, мироздание по краю вело,

Теперь из каждого киоска смотрит мое ебло.

Но что изменилось? Ничего внутри, а с виду зело.

Ведь закрутили в узелок сильные мира сего.

Тут от того что стресс кипиш, бег, квиддич,

Раньше я думал, что в 30 лет — финиш.

Но я здесь — видишь, Glenfiddich,

Они куксились, сдулись, хули, ты не сгинешь?

Они все че то просят и портят воздух и нервы,

Судмедэксперт то ли кровь то ли сперму.

Суке руку и сердце, издателям букера, сделку,

Читателям чучело в клетке.

Эй, я видел цирк ваш с виселицы,

Забудьте Сунь-Цзы и Лао-Цзы.

Ведь в этом цирке лишь два пути,

Суицид или стоицизм.

И если выбрал не суицид,

Тогда терпи, хватит ныть, дай во всю идти!

И, да, мы ссым, каждый сыт, страх и солипсизм,

Но на зло миру мы взлетим среди суеты.

Мой город вне времени, для территории, племени, рода и империи.

Троя, Помпеи и Рим, мой город — морок,

И видения что во тьме видит бедуин

Мой город на горе руин,

Мой город лабиринт, я по нему слепой и неумелый гид.

И мой город не верит им,

Его правление внутри, но не под горою, не в Мэрии.

Я — стоик, будто Луций Сенека,

Спускаюсь от палаццо элиты к улицам гетто.

Раз уцелел там надо жить и глубже дышать,

И девочка пиздец ушла предав, но я переживу и это.

Ты ответь на такой вопрос мне,

Может ли творец жить в башне из слоновой кости?

Вхожим быть дворец или яро против вельмож,

Или сохранять свой нейтралитет?



Аутро:

Ты еще не дома? Странно…

Слушай, ну что я могу тебе сказать,

Кроме того, что ты идиот?

Но я очень рада, что тебя отпустили,

Мы тут чуть с ума не сошли.

В общем ты возвращайся, а я пока что почитаю, где нас нет.

Кстати, название говно, целую…



Треклист альбом «ГОРГОРОД» в последовательности по рекомендации паблика артиста:

Не с началаКем ты сталВсего лишь писательДевочка ПиздецПереплетеноКолыбельная «Полигон»НаканунеСлово мэра Башня из слоновой кости»Где нас нет»

Песня «Oxxxymiron — Башня из слоновой кости» появилась — 13 ноября 2015 года.


Понравился текст песни? Не забудь поделится с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.